Ресурсное проклятие. Изобилие нефти и газа вредит экономике

07.03.2012 23:21

Открытие новых месторождений природных ископаемых в ряде африканских стран в том числе в Гане, Уганде, Танзании и Мозамбике - поднимает важный вопрос: станет ли это непредвиденное богатство благословением, которое приносит процветание и надежду, или политическим и экономическим проклятием, как это было во многих странах?

В среднем, богатые природными ресурсами страны показали результаты хуже, чем страны без ресурсов. Они росли более медленно и с большим неравенством как раз в противоположность тому, что можно было бы ожидать. В конце концов, налогообложение природных ресурсов по высокой ставке не заставит их исчезнуть, а это означает, что страны, основным ом доходов которых являются природные ресурсы, могут использовать налоговые поступления для финансирования образования, здравоохранения, развития и перераспределения.

Чтобы объяснить это ресурсное проклятие, было написано много литературы по экономике и политологии, а также были созданы группы гражданского общества (например, Надзор за доходами и Инициатива прозрачности добывающих отраслей), чтобы попытаться ему противостоять. Три экономических компонента проклятия хорошо известны:
 

Страны, богатые природными ресурсами, как правило, имеют сильные валюты, которые препятствуют развитию другого экспорта;

Поскольку добыча ресурсов создает мало рабочих мест, безработица растет;

Волатильные цены на ресурсы делают рост неустойчивым, чему также способствуют международные банки, которые стремительно приходят, когда цены на сырьевые товары высоки, и также стремительно уходят во время спада (демонстрируя испытанный временем принцип, что банкиры дают деньги в долг только тем, кто в них по-настоящему не нуждается).

Есть неизбежный конфликт интересов между иностранными компаниями, которые добывают природные ресурсы, и странами-хозяйками

Кроме того, богатые природными ресурсами страны часто не следуют стратегии устойчивого роста. Они не понимают, что если они не будут реинвестировать свои природные богатства в продуктивные инвестиции над землей, на самом деле они будут становиться беднее. Политическая дисфункция усугубляет проблему, так как конфликты из-за доступа к ресурсной ренте приводят к появлению коррумпированных и недемократических правительств.

Есть хорошо известные антидоты к каждой из этих проблем: низкий обменный курс, стабилизационный фонд, тщательные инвестиции доходов от природных ресурсов (в том числе населения страны), запрет на заимствования и прозрачность (так граждане смогут, по крайней мере, видеть деньги, приходящие и уходящие). Но есть растущее понимание того, что эти меры, будучи необходимыми, являются недостаточными. Недавно обогатившиеся страны должны сделать еще несколько шагов, чтобы увеличить вероятность появления благословенных ресурсов.

Во-первых, эти страны должны делать больше для того, чтобы их граждане получали полную стоимость ресурсов. Существует неизбежный конфликт интересов между (как правило, иностранными) компаниями, занимающимися добычей природных ресурсов, и странами-хозяйками: первые хотят свести к минимуму свои платежи, а вторым нужно их максимизировать. Хорошо подготовленный, конкурентный и прозрачный аукцион может генерировать гораздо больший доход, чем полюбовная сделка. Контракты также должны быть прозрачными и должны гарантировать, что если цены вырастут - как это неоднократно происходило непредвиденная прибыль не будет идти только компаниям.

Конфликты из-за доступа к ресурсной ренте приводят к появлению коррумпированных и недемократических правительств

Читайте также: Прозрачная добыча. Как заставить государство отчитываться за газ    

К сожалению, многие страны уже подписали плохие контракты, которые отдают непропорционально большую стоимость ресурсов частным иностранным компаниям. Но есть простой ответ: пересмотреть; если это невозможно, ввести налог на сверхприбыль.

Во всем мире страны так и поступают. Конечно, компании, занимающиеся добычей природных ресурсов, будут сопротивляться, подчеркивая святость контрактов и угрожая уйти. Но результат, как правило, обратный. Справедливый пересмотр условий может стать основой лучших долгосрочных отношений. Перезаключение Ботсваной таких договоров стало основой ее значительного роста в течение последних четырех десятилетий. Кроме того, речь идет не только о развивающихся странах, таких как Боливия и Венесуэла, которые пересматривают условия договора; развитые страны, такие как Израиль и Австралия, сделали то же самое. Даже Соединенные Штаты ввели налог на сверхприбыль.

Не менее важно то, чтобы деньги, полученные от природных ресурсов, использовались для содействия развитию. Старые колониальные державы считали Африку местом для добычи ресурсов. Некоторые из новых покупателей исповедуют такой же подход. Инфраструктура (дороги, железные дороги и порты) был построены с одной целью: вывозить ресурсы из страны по максимально возможной низкой цене, не прилагая усилий для обработки ресурсов в стране, не говоря уже о развитии местной промышленности на их основе.

Реальное развитие требует изучения всех возможных связей: обучение местных работников, развитие малого и среднего бизнеса, чтобы внести вклад в добычу полезных ископаемых и нефтегазовых компаний, внутренняя переработка и интеграция природных ресурсов в экономическую структуру страны. Конечно, сегодня у этих стран может не быть сравнительных преимуществ во многих этих сферах, а некоторые утверждают, что страны должны придерживаться своих сильных сторон. С этой точки зрения сравнительные преимущества этих стран заключаются в том, что другие страны эксплуатируют их ресурсы. 

Сорок лет назад Южная Корея имела преимущество в выращивании риса. Если бы она застряла на нем, то не стала бы промышленным гигантом 
Это неправильно. Значение имеют динамические сравнительные преимущества или сравнительные преимущества в долгосрочной перспективе, которые можно сформировать. Сорок лет назад Южная Корея имела сравнительное преимущество в выращивании риса. Если бы она застряла на этом преимуществе, она бы не стала тем промышленным гигантом, которым она является сегодня. Возможно, она была бы наиболее эффективным производителем риса в мире, но она по-прежнему была бы бедной.

Компании скажут Гане, Уганде, Танзании и Мозамбику действовать быстро, но у них есть веские основания действовать более осознанно. Ресурсы не исчезнут, а цены на сырье растут. В то же время эти страны могут ввести в действие институты, политику и законы, необходимые для того, чтобы ресурсы приносили выгоду всем их гражданам.

Ресурсы должны быть благословением, а не проклятием. Они могут им быть, но это не произойдет само по себе. И этого достигнуть нелегко .

Джозеф Стиглиц, лауреат Нобелевский премии по экономике, Нью-Йорк

Project Syndicate, 2012